Всемирное движение СИЛЫ ДОБРА
ВАЖНЫЕ НОВОСТИ

А. Валов: Открытый комментарий правозащитной группы движения «Силы Добра»

ukrainskoe-grazhdanstvo

Открытый комментарий правозащитной группы движения «Силы Добра» к законопроекту Дмитрия Тымчука и Ивана Винника №3468 «Про установления моратория на принудительное возвращение, депортацию и экстрадицию иностранцев и лиц без гражданства, которые принимали участие в АТО и обеспечивали её проведение».

12 ноября 2015 года народными депутатами Дмитрием Тымчуком и Иваном Винником в Верховную Раду Украины был подан законопроект, в случае принятия которого будет установлен мораторий на депортацию и экстрадицию участников АТО и гражданских волонтёров из России, Беларуси и других стран.

Мы с самого начала нашей работы уделяем много внимания проблеме легализации русских добровольцев АТО и не можем обойти вниманием данный законопроект. Он, несомненно, необходим и важен. Но, по нашему мнению, требуют некоторых юридических доработок.


1. Действие законопроекта распространяется на «иностранцев и лиц без гражданства, которые принимали участие в АТО и обеспечивали её проведение».
Согласно же законодательства Украины, иностранцы не могли законно принимать участие в Антитеррористической операции. Гражданскими добровольцами-волонтёрами, да. Бойцами – нет. Мы не уверены, что с юридической и политической точек зрения, корректно указывать в законопроекте именно комбатантов, так как в других законах их попросту не существует. Также, официально их существование отрицают власти, что может явиться препятствием для принятия законопроекта. Во всех известных нам случаях, когда иностранцы получали легализацию в Украине за участие в АТО, по бумагам они проходили как гражданские добровольцы-волонтёры. При существовании угрозы депортации таких категорий иностранцев, важнее скорейшее обеспечение их защиты (в т.ч. принятием данного законопроекта), чем принципиальные вопросы, которые потребуют переработки большого числа сопутствующих законов.

Также, согласно законопроекту «Рішення суду про встановлення факту безпосередньої участі в антитерористичній операції чи забезпеченні її проведення та перебування безпосередньо в районах антитерористичної операції у період її проведення іноземця або особи без громадянства є підставою для отримання цією особою статусу особи, яка потребує додаткового захисту.».

Данный статус практически равносилен статусу беженца. С точки зрения международного права, это гуманитарный статус, и он не может быть получен комбатантами. Опять же – гражданскими волонтёрами – да, бойцами – нет.

2. Согласно законопроекту, действие его не распространяется на лиц, «які вчинили тяжкий або (та) особливо тяжкий злочин, злочин проти життя та здоров’я особи на території іноземної держави, окрім випадків, коли особа підозрюється, обвинувачується чи засуджена за вчинення злочину, що пов’язаний з її участю в антитерористичній операції на сході України, або у вчиненні злочину у сфері господарської діяльності».

Если исходить из этой формулировки, то что будет считаться «совершённым» с юридической точки зрения? Те преступления, по которым есть приговор суда, или же и те, по которым проходит следствие, а лицо является «подозреваемым» или «обвиняемым», но не осуждёно? К тому же, если это приговор Российского суда, то какое к нему может быть доверие?

По нашему мнению, защищены от выдачи должны быть не только «экономические преступники» (злочинцы в сфере господарской деятельности), но и все лица, преследующиеся по уголовным статьям (производным от 282 и др.), которых нет в Криминальном кодексе Украины, а так же лица преследующиеся по политическим мотивам, независимо от тяжести предъявленных им обвинений (классический уже пример — дело Даниила Константинова, обвинявшегося в убийстве, которого он не совершал, и получившего в настоящее время убежище в Литве).

Если же есть вероятность того, что лицо преследовалось или осуждено по политическому сфабрикованному делу (что в РФ не редкость), или осуждено по статьям, которые не признаются украинским законодательством, то такое лицо, несомненно, должно быть защищено от высылки.

3. В Законопроекте указано, что «Заява про встановлення факту безпосередньої участі в антитерористичній операції чи забезпеченні її проведення та перебування безпосередньо в районах антитерористичної операції у період її проведення іноземця або особи без громадянства може бути подана до суду протягом трьох місяців з дня набуття чинності цим Законом.»

То есть, лицо, которое должно попасть под мораторий на высылку, должно подать заявление в суд в течение 3 месяцев с момента вступления закона о моратории в силу.

Согласно данному дополнению, законопроект не будет распространяться на иностранцев, которые приедут защищать Украину в АТО по прошествии 3 месяцев с даты вступления закона в силу. Антитеррористическая операция на востоке Украины ещё не закончена и когда она закончится никто не знает. Если Закон вступит в силу, к примеру, в марте, или апреле, то все желающие на данный момент, конечно смогут успеть до июня-июля подать заявления в суд и получить защиту от депортации\экстрадиции. Но, если АТО продлится ещё несколько лет? И добровольцы из других стран приедут защищать Украину от террористов через полгода-год? На них данный законопроект распространяться не будет. Это серьёзная недоработка и её необходимо корректировать.

Законопроект ждут чтения в Верховной Раде и, в него можно будет внести изменения. Если это сделать, то, во-первых, он будет быстрее принят, а во-вторых, наконец-то обеспечит защиту от депортации для бойцов-иностранцев, вставших на защиту Украины в трудный для неё час.